Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:03 

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Поездка в Нарым дала и новые материалы для реализации моего грантового проекта. Нонна Венеровна Чебыкина показала томской исследовательнице папку архивных материалов. Учитывая, что я активно занимаюсь устноисторическими исследованиями в рамках проекта «Сибиряки вольные и невольные», мою радость понять было можно. Дело в том, что в папке хранились материалы опроса жителей с. Нарым, Тогур, Парабель, д. Максимкин Яр и г. Колпашево, проведенные в 1938 году сотрудниками Новсибирского партархива В.А. Величко, Е.И. Песикиной и Н.А. Кудрявцевым. Выясняли подробности, связанные с организацией ссылки в названных селах, сведения о революционерах – в основном И.В. Джугашвили, В.В. Куйбышеве и Я.М. Свердлове, об организации быта политссыльных и многое другое.

Люди, дававшие интервью, были самыми разными. Кто-то, в силу своей образованности, отвечал развернуто и гладко (как по-писаному). Так гладко, что невольно начинаешь сомневаться в правдивости всех фактов. Иногда ясно, что человек говорил то, что от него жэдали опрашивающие. Другие стенограммы навевают воспоминания о бессвязных ответах чеховского «злоумышленника», но именно в силу этого в них есть сведения, во-первых, редкие, во-вторых, не вызывающие сомнений в достоверности. Прославленные лидеры большевистского движения на страницах этих стенограмм предстают обычными людьми, иногда проступает характер, какие-то бытовые детали, которые позволяют увидеть человека за отшлифованным временем и идеологией портретом. Например, у тщедушного Я.М. Свердлова голос был неожиданно громкий. Эту деталь запомнили все. И упрям был. Его квартирная хозяйка Почина Дарья Васильевна вспоминает, как однажды он решил помочь ей в артельном лове рыбы. Просто для того, чтобы при разделе улова женщина могла получить долю побольше. Но промок, и мог простыть насмерть. А лошадь была норовистая, и хозяйка готова была бросить лов (и лишиться права на свою долю), чтобы отвезти квартиранта домой. Но Яков Михайлович уперся, и сказал, что либо не поедет вообще, либо женщина должна его отпустить одного. Настоял на своем, к счастью, все обошлось и без простуды, и без разбитой головы. (Стенограмма интервью с Починой Дарьей Васильевной).

Желая уточнить и проверить достоверность информации, сотрудники архива показывали фотографии революционеров. Интересно, что многие личности «со страниц учебника истории» оставались для нарымчан Володями, Яшами и Гуляшвили (Так один из братьев Якова Алексеева, Павел, запомни фамилию квартиранта). Он так и говорил: «Мать и остальные из нашей семьи уверяют, что товарищ СТАЛИН жил у нас в большой горнице. Нет, он там не жил, я это хорошо помню. Было лето в комнатке маленькой никого не было, и мать сдала ее ссыльному Гуляшвили, тем более, он сам сказал, что он будет жить у нас недолго». Кстати, до этого мать в интервью сомневалась, правда ли Сталин жил у них, но уверенно опознала квартиранта на дореволюционной фотографии) Уточняли также, в каком из домов Алексеевых жил Сталин, в каком углу стояла его кровать и какие вещи он привез с собой. Знаменитый ящик с посудой – герой многих интервью. Дом, в котором жил Сталин, был выявлен и сохранен, что же до ящика, то он, вероятно, тот самый, с которым приехал в ссылку Иосиф Виссарионович.

Иногда проявляется информация вроде бы не важная, но позволяющая ответить на задаваемые ранее вопросы. Например, тот факт, что хозяин дома, в котором квартировал И.В. Джугашвили, был в 1912 году несовершеннолетним, и даже после побега ссыльного Джугашвили его в Полицейское управление не вызывали. Пришла мать, сказала, что, дескать, ссыльный вечерами из дома выходил часто, прогуляться, она внимания не обратила, что он пошел и в этот раз. И все, больше семью по вопросу побега не беспокоили. То-то посемейный список у меня вызвал недоумение: Яков Агафонович проживал с матерью, братьями и сестрами…

Кстати, у Нарыме было налажено что-то вроде аболиционистского движения. За плату в 5 рублей конкретные крестьяне возили ссыльных в побег, летом на лодке, а зимой – в санях. Были отработаны приемы провоза ссыльных. Зимой, например, на сани ставили скамейки, под них забирался ссыльный, сверху грузили дрова и везли… Большинство аболиционистов работали сезонно: кто-то только летом, а кто-то наоборот, лишь по санному пути. В интервью кое-кто честно признался, что никаких идейных мотивов для своего промысла не имел: за перевозку платили неплохие деньги, за них стоило рисковать. Впрочем, такой честный нашелся только один, остальные ссылались на убеждения.

Постоянно упоминались сведения о том, что в столовой-читальне, организованной политссыльными в доме Колотовкина работал провокатор. Названо как минимум три разных фамилии, в одном из материалов сказано, что «ссыльные его хотели убить». Последнее сведение – возможно, народное понимание справедливости. Иногда показания респондентов прямо противоречат друг другу: так, например, респондент Шаменко всячески доказывал, что, работая помощником пристава, выпустил из каталажки Свердлова и за это сам отсидел в заключении. Но другие респонденты об этом знать ничего не знали, и факт отбывания Шаменко в заключении отрицали.

Предоставленная информация будет постепенно публиковаться в дневнике, а сведения войдут в экскурсию по Нарыму.

URL
Комментарии
2017-02-26 в 17:54 

Souma
Учиться - что плыть против течения, остановишься - и снесёт назад
находка так находка

2017-02-27 в 17:35 

Вольфганг Шеффер
Матушка, отойдите, не мешайте крестить Антихриста! (с)
Да, я довольна.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Темная сторона Темной Луны

главная